Фоторепортажи о путешествиях по России и миру. Достопримечательности городов, стран и континентов

четверг, 16 января 2014 г.

Рассказ о пешем походе по Камчатке. 1975 год. Камчатский край.

Рассказ о пешем походе по Камчатке. 1975 год. Камчатский кра
Камчатка. 1975 год.
Летом 1975 года группа туристов города Челябинск-70 (сейчас Снежинск) совершила пеший поход по Камчатке. Любовь Константиновна Семенина рассказала мне о том походе и поделилась фотографиями и впечатлениями участников об этом удивительном уголке нашей страны. На этой странице полностью и без изменений опубликован рассказ В.А.Полуянова о походе.

На самом краю Земли, там, где начинается утро нашей Родины, расположен таинственный полуостров Камчатка. Здесь действующие вулканы, горячие источники, гейзеры, непуганые звери. Пышная растительность долин, изуродованные ветрами деревья, гигантские лавовые потоки и безжизненное, засыпанное вулканическим пеплом пространство – такой типичный пейзаж края. Зимой снежный покров превышает 3 метра, а у горячих источников, в это же самое время, зеленеет трава. Для человека, впервые попавшего на камчатскую землю, все неповторимо, полно новизны и очарования.
Летом 1975 года группа туристов города Челябинск-70 (сейчас Снежинск) совершила поход по этой удивительной земле.

Фото можно посмотреть на отдельной странице, нажав на ссылку: Фоторепортаж о пешем походе по Камчатке. 1975 год.

Рассказывает Всеволод Артемьевич Полуянов, которого все уважительно называли дядя Володя.

Рассказ о пешем походе по Камчатке. 1975 год. Камчатский кра
Камчатка. 1975 год.
Надо сказать, что на Камчатку все ребята стремились с огромным желанием, я же мечтал о ней всю свою сознательную жизнь, а вот побывать там удалось только в этом году. Но к счастью надо сказать, что несмотря на то, что в последние годы ее посещают тысячи туристов, Камчатка такая страна, побывать в которой никогда не поздно. Нас было 12 человек: Юра Гончаров, Люба Семенина, Валя Маркова, Валерий Балакшин, Валера Железняков, Петр Мизерков, Виктор Горопашный, Семен Солодовников, Виктор Трошев, Толя Белогуб, Дмитрий Горбунов и я. Из самых различных организаций нашего города. Готовил поход Дмитрий Горбунов, главным кормильцем, а точнее завхозом был Семен Солодовников, Валера Балакшин, вооруженный гитарой, в сущности был культоргом-песенником. Мы везли с собой целый рюкзак фото и киноаппаратуры. Если мы будем иметь хорошие фотографии, слайды и фрагменты кино, за это надо благодарить Петю Мизеркова и Толю Белогуба. Остальных назовем просто участниками, хотя на их долю приходилась значительная доля всевозможных хлопот, которые они старались добросовестно исполнять, в особенности, конечно, наши девчонки.

Наш путь лежал в Жупановский район, расположенный на восточном берегу полуострова Камчатка, в районе Кроноцкого залива. Заключительная часть маршрута проходила по Кроноцкому заповеднику, созданному около 100 лет назад в связи с хищническим истреблением соболя на Камчатке.

10 августа мы выехали из нашего города, довольно быстро, примерно за сутки мы долетели до Хабаровска. Казалось, мы уже у цели. Мы еще не знали, что в наш век – век скоростей, рационализма, экономии времени и борьбы за каждую минуту, дорога на Камчатку, как мы услыхали мимоходом, может отобрать у человека и целый отпуск. И нам пришлось это испытать. В общей сложности на дорогу у нас ушло 20 дней, столько же сколько и на поход. Надо полагать, далеко не со всеми такое может случиться, но это весьма вероятно. Почему я остановился на этом? Да потому что это и есть первая необычность Камчатки, правда неприятная, но все же отличающая этот край от других районов путешествий и это туристам полезно знать.

Ну, а теперь о главных необычных впечатлениях. Необычное ощущаешь сразу при подлете к Петропавловску-Камчатскому. Невольно приходит сравнение камчатского ландшафта с лунным: многочисленные кратеры вулканов с почти геометрически правильными конусами, окольцованные кальдерами, мысленно заставляют отдать предпочтение гипотезе вулканического происхождения лунных кольцевых горных образований. Камчатка – самая молодая земля нашей страны, она еще только рождается. Вместе с Курильской грядой она относится к Великому огненному поясу земного шара, где сосредоточено наибольшее количество действующих вулканов, через которые изливающая магма, согласно гипотезе Вегнера, приводит к дрейфу континентов. В Камчатско-Курильской дуге этого пояса 67 действующих вулканов, из них 28 приходится на Камчатку. Там же значительно большее количество потухших вулканов. И вот на Камчатке мы узнали нечто новое об этих, так называемых, потухших вулканах. Я, откровенно говоря, проникся к ним высшим уважением.

Оказывается, жизнь вулкана после того, как он перестает извергаться, продолжается многие тысячелетия, именно в этот период результаты его деятельности более плодотворны. Дело в том, что извержение лавовых потоков явление чрезвычайно мощное, но весьма кратковременное. Мы видели целые реки причудливо застывшей лавы, вулканические бомбы в сотни тонн, отброшены на расстояния до 20 км от кратера вулкана, засыпанные пеплом многие квадратные километры полей, но это далеко не все на что способны вулканы. В кальдере вулкана Узон, кальдера – это котловина диаметром несколько километров, образующаяся после опускания центральной части потухшего вулкана, мы ходили по фумарольным, в полном переводе тепловыделяющим полям, где земля буквально кипит под ногами. Фантастические котлы с бурлящей глиной самых различных расцветок, температура которых доходит до 300 градусов, миниатюрные грязевые вулканы полностью копирующие их великих собратьев с изливающейся лавой и постоянно меняющие свою форму, как будто тысячелетия здесь спрессованы в минуты.  Наблюдали целые бассейны и массу небольших родников кипящей воды. Кстати, именно здесь на фумароле вулкана Узон снимались самые экзотические кадры фильма «Земля Санникова». Стояли у кипящей сковороды диаметром несколько метров, где варили еду герои фильма.  Ландшафт фумарольных полей поистине сказочный. Клубы пара поднимаются ото всюду, кипящие родники, горячие ручьи и теплые озера в обрамлении зелени прекрасны летом и неповторимы зимой, когда здесь на многих теплых озерах живут дикие лебеди. Мы узнали, что тепловая мощность фумарольного поля вулкана Узон порядка 100 тысяч киловатт. Такая мощная термальная разгрузка вулкана, кстати, делает маловероятными и даже исключает новые извержения вулкана, поскольку в недрах его не скапливается необходимое для взрыва количество тепла. С точки зрения полезной деятельности вулканов, это неплохо. Именно на фумарольных полях производится полезнейшая работа. Если охватить их взглядом, то поля эти – склады химического сырья. Здесь накапливаются буквально горы различных минералов, при этом разные участки полей, разные вулканические области в течение тысячелетий непрерывно производят тонкую химическую обработку вулканической породы, доводя ее до отдельных минералов, в основном процессами окисления и восстановления. Мы воочию наблюдали, например, выросшие изумрудные друзы кристаллов серы, выщелоченный почти до хрусталя кремний и много-много различных, непонятных нам соединений в виде диковинных камней. Большая роль в деятельности фумарольных полей предполагается даже в вопросах возникновения жизни на земле. Этими и многими другими вопросами занимается в настоящее время созданный при Академии наук СССР единственный в мире Институт вулканологии, основной экспериментальной базой которого и является Камчатка.

Рассказ о пешем походе по Камчатке. 1975 год. Камчатский кра
Камчатка. 1975 год.
На фумарольных полях, отовсюду, их малых, почти незаметных трещин и больших щелей, из микроскопических вулканчиков или солидных, доходящих до метра в поперечнике грифонов, вырывается перегретый пар, струится кипяток или течет горячая вода. Они то и производят в течение веков и тысячелетий эту незаметную, но полезнейшую работу по накоплению минералов. Правда иногда рев вырывающихся струй перегретого пара слышен на большие расстояния, такова, например, «Пасть дракона» на вулкане Бурлящем и можно представить себе какой ужас в прошлом вселял он в суеверных людей. Черное озеро на вулкане Бурлящем вообще представляет собой раствор из которого вполне можно было бы получить на химическом заводе уйму элементов. Эту работу пока делают многочисленные ручейки, вытекающие из озера.

В кратере потухшего вулкана Малый Семячик, расположенного на высоте около полутора километров, находится озеро, о котором нельзя не сказать особо. Представьте себе кратер диаметром около 700 метров с совершенно отвесными краями, глубина его до поверхности озера более 200 метров, внизу чаша неподвижного, совершенно ядовитого озера, по которому только изредка проходит рябь, когда с той или другой стороны срываются осыпи или камнепады. Добраться до воды можно только в одном месте, спускаясь с помощью веревок, но и не нужно, потому что озеро представляет собой раствор различных кислот, ядовитые испарения с его поверхности весьма неприятны. Глубина озера большая, сколько же миллионов тонн ценнейшего химического сырья в нем сосредоточено, причем озеро подогревается подводными фумаролами до температуры 25 градусов, местами же она доходит до 65 градусов.

Однако озера на Камчатке бывают разные. Например, в озере кратера вулкана Узон уже водится рыба, а озеро в старой кальдере Карымского вулкана с изумрудно-голубоватой водой можно сравнить только с живописнейшими озерами всемирно известных курортных районов Кавказа и Памира. Широко известная Долина гейзеров, о которой многие слышали и о которой рассказывать очень долго, по существу представляет собой фумарольное поле потухшего вулкана Кихпиныч. Что касается термальных источников и грязевых вулканов, о чем мы только что говорили, в этом плане Долину нельзя выделять, есть места и более впечатляющие. Но Долина славится гейзерами, этими периодически фонтанирующими источниками, которые наравне с действующими вулканами относятся к редчайшим явлениям природы. В Долине гейзеров на небольшом участке в 2-3 километра их сосредоточено более 10. Периодичность их работы различная, от нескольких минут до 4-5 часов. Украшением долины являются гейзеры: Великан, Тройной, Первенец, Большой и Малый. Они выбрызгивают струи воды и перегретого пара на высоту от 3-5 до 40 метров. Зрелище, конечно, совершенно уникальное. Известность Долины гейзеров высока еще и потому, что открыта она была совсем недавно, в 1941 году, то есть в середине 20 века, хотя Камчатка колонизована Россией и обжита поселенцами более 200 лет назад. Ничего не было известно о ней и коренным народам, история которых насчитывает тысячелетия, она не упоминается ни в каких легендах и преданиях. Последнее и породило совершенно невероятные гипотезы, в том числе и такие, что возникла Долина совсем недавно, в наше время. Но это, как легко доказать по возрасту пород, неверно, она существует давно, просто был обнаружен обойденный людьми уголок природы, своеобразный затерянный мир.

Очень крутые, порой почти отвесные стены ущелий речки Гейзерной буквально сочатся кипятком. Сама же речка довольно многоводная и бурная, но имеет температуру более 20 градусов. Мы имели счастье попить чай с гейзера-великана. В период его покоя просто взяли и зачерпнули из грифона два ведра кипятка и бросили после туда заварку. Гейзеры – это прекрасное зрелище, но его надо смотреть на расстоянии, струи перегретого пара и кипяток могут не пощадить слишком любопытных, и такие случаи бывали.

Но есть на Качатке и другие источники, как бы специально созданные для человека. Еще в Петропавловске-Камчатском мы съездили в интересное местечко под названием Паратунка, где на горячих ключах построен бассейн размером примерно 10 на 25 метров, глубиной до полутора метров, температура воды около 30 градусов, а в местах выхода ключей – до 50 градусов. Режим этот поддерживается круглый год. Бассейн открытый. Мы купались, ныряли и плавали там, как говорится, до одурения, не менее часа, а когда выползли оттуда, то прочитали в правилах, что источник этот радоновый и купаться там более 15 минут не безопасно для здоровья и вообще активно двигаться в воде не рекомендуется. Короче говоря, мы аккуратно вели себя как раз наоборот, однако впечатления были потрясающие, правда, до тех пор пока мы не оказались на маршруте. Нам пришлось целые километры проходить по теплым, так называемым Чертовым болотам с кипящими ключами, по тем самым грязям, которыми лечат в специальных санаториях. Мы могли не только пить всякие минеральные воды самых различных температур, но и буквально купаться в них. Например, из под действующего вулкана Карым, который, кстати, считается одним из активнейших и который выбросил мощное пылевое облако накануне, за 3-4 дня перед нами, а при нас так и не заработал, вытекает довольно полноводная речка чистейшего нарзана с температурой около 25 градусов.

Рассказ о пешем походе по Камчатке. 1975 год. Камчатский кра
Камчатка. 1975 год.
На озере Карымском, прекрасном горном озере, нас ожидал сюрприз. В скальном берегу, на высоте 4-5 метров над уровнем озера как будто специально выбита каменная ванна длиной метров 8 и шириной 2-3 метра, до краев наполненная чистейшей водой с температурой около 100 градусов. Эту температуру стабильно поддерживает пульсирующий источник. Вода, переливаясь через край, стекает по камням в озеро. Там же просто камнями отгорожена ванная таких размеров, что в ней спокойно укладывается 6-8 человек. С одной стороны, где втекает ручей, температура до 50-60 градусов, а со стороны озера – до 20, можно выбрать любой режим. А самое интересное – это прогреться в горячей воде и тут же нырнуть в озеро, температура которого около 10 градусов. Вот здесь мы действительно отвели душу, тем более стоял ясный солнечный день. Все это мы пытались заснять на кино и фотопленку, но пережитых ощущений, конечно, не передать.

На вулкане Узон есть так называемое Банное озеро диаметром около 35 метров и глубиной 25 метров. По составу воды озеро исключительно целебное, в основном это серный источник и в нем можно выбирать любую температуру от 50 до 30 градусов, причем в отдельных местах выделяемые со дна газы создают впечатление, что вода бурлит крутым кипятком, но температура на поверхности не превышает 60 градусов. Немножко терпения и ты весь по горло в кипящей воде, зрелище весьма примечательное.

Но, пожалуй, самое впечатляющее – это Семячинские горячие источники, где мощный источник радоновой воды с температурой 35-40 градусов образует полноводный ручей с расходом около 7 миллионов литров  в сутки, длиной 4 километра, который каскадами стекает в океан. В одном месте, под водопадом высотой около 4 метров, имеется естественная, выбитая потоком воды, ванна, в которой могут удержаться 2-3 человека. Именно удержаться, потому что теплые упругие струи воды, напором около атмосферы, так промассажируют тело, так простучат косточки, что человек выползает оттуда как заново рожденный. Ощущения описать здесь также невозможно, но кажется, положи туда неживого человека - оживет. Во всяком случае, отныне именно такой представляю себе сказочную живую воду.
Да, теплая земля – Камчатка. И местные легенды тоже не обходят этот факт. Конечно же, все теплые ключи – это девушка, безответно любившая самого лучшего, смелого и сильного охотника и спасшая его лютой зимой от злой вьюги, превратившись в теплый ключ, где охотник и отогрелся. А она, так беззаветно отдавшая свою жизнь ради любимого, и до сих пор продолжает отдавать свое тепло людям. Очень мудрая, прекрасная легенда о величии и тепле женской души.

Уже упоминалось какой необычный ландшафт в районе действующих и недавно потухших вулканов. Идешь как в топке паровоза: шлак, пепел, реки лавы и куски самых причудливых форм. Не могу не упомянуть об одном необычном впечатлении. Примерно на 5 день похода мы решили изменить маршрут и пройти участком, редко посещаемым туристами, а как впоследствии оказалось, мы первыми прошли ущелье так называемого Быстрого ручья. Таким образом мы оказались на западном склоне вулкана Малый Семячик на высоте около 1000 метров над уровнем моря уже к ночи и вынуждены были остановиться на ночевку около снежников прямо на более менее ровном пятачке застывшего лавового потока. Устройство ночлега затянулось, было холодно, но тихо и ясно. Удивительная прозрачность камчатского воздуха приблизила звезды до их физического ощущения. Небо просто светилось ими, отчетливо был виден Млечный путь. Мы смотрели на небо как будто впервые и видели там искусственные звезды. До этого мне никогда не приходилось наблюдать сразу 3 спутника, там это мы видели. Но самую удивительную картину принесла с собой луна, пейзаж действительно стал не земным. В кусках причудливо застывшей лавы воображение улавливало невероятных существ, застывших в самых странных позах. По-моему, мы даже пытались фотографировать. Утром, во всяком случае, мы это делали, но существа уже снова превратились в камни и была уже другая - дневная красота, и все-таки не та, что мы пережили ночью.

Шлаковые поля вулканов огромны, но и они энергично отвоевываются растительностью. Видимо в вулканических породах много полезных для растений элементов, поскольку растительность на камчатке очень буйная. К разряду необычных надо отнести, прежде всего, каменную березу. Это самое распространенное дерево на Камчатке. Оно необычно во всем:  по весу-  оно тяжелее воды и тонет; по крепости - иные сделанные из него детали работают лучше металлических и по форме – береза, как правило, изогнута, искривлена до безобразия и на это есть свои причины. Камчатка - страна ветров и обильных осадков с жестокими морозами зимой. В тоже время, ветер с океана несет влагу и обильный липкий снег так укутывает деревья, что они ломаются как спички. Обычная древесина не выдерживает, вот и отобрала природа такое дерево каменное, хотя порой и оно не всегда выдерживает мощный напор камчатских ветров и снегопадов. Из-за необычности замысловатых кривых стволов деревьев, лес каменных берез часто называют пьяным, Пьяный лес. Другая необычность – это травы. Травы здесь могучие, в особенности шеломайник. Шеломайник – это чудо Камчатки, ничего подобного в наших краях нет. Да и трудно отнести его к травам, на самом деле, высота – 2,5-4 метра, листья громадные, кленообразные до полуметра в поперечнике, стебель трубчатый 25-30 мм в диаметре. Шеломайник буквально пьет воду из земли, если его срубить, то вода из стебля льется тоненьким ручейком. Темп роста его бешеный – до 10 сантиметров в сутки. Идешь по нему как по лесу, раздвигая и ломая стебли, а где-то над головой шелестят листья. Со стороны можно не увидеть целую группу людей, пробирающихся через заросли шеломайника.

Есть в том районе Камчатки и реликтовое дерево – несколько гектар, так называемой, пихты грациозной. С виду это обыкновенная голубоватая пихта, но для науки это единственный представитель когда-то росших здесь подобных деревьев. Предполагают, что несколько тысячелетий назад хвойные были здесь в большом, быть может подавляющем количестве. Взрыв и бурные извержения вулкана Семячик уничтожили все вокруг, каким-то чудом уцелеем маленький кусочек бывшего массива. Вокруг же все заросло более приспособленной к суровым условиям Камчатки каменной березой и другими лиственными породами. Пихта грациозная представляет для науки исключительный интерес. Почему она сохранилась? Интересно, что о ней знали местные народы, они легко могли уничтожить этот крохотный участок тайги, а она, как видно, оставалась не тронутой. Оказывается, среди местного населения из уст в уста, в течении многих веков передавалась легенда-заповедь: всяк, кто дотронется до этих священных деревьев должен умереть. Так проходили столетия. Интересен факт как появившиеся в 17 веке русские поселенцы, не знавшие законов камчадалов, стали вырубать пихту и строить из нее дома. Роще грозило полное уничтожение, но вдруг в середине прошлого века эпидемия чумы скосила все без исключения население в этом районе. Тяжелой ценой роща была спасена, а легенда как бы получила подтверждение. Мудрый, очень мудрый человек придумал легенду и фактически создал заповедник еще много веков назад. Пускай примитивно, жестоко, но как эффективно и полезно это действовало столько времени. Гораздо синее, порой, серьезных законов об охране природы, которые издаются в наше время и которые не так уж редко нарушаются.

Поражает на Камчатке и обилие ягод. Пожалуй, нигде мне не приходилось видеть такие обширные поля голубики. Тайга как бы отступает, или, вернее, не может пробиться через плотные ковры зарослей ягоды, которые многокилометровыми полосами тянутся вдоль берега океана.

Рассказ о пешем походе по Камчатке. 1975 год. Камчатский кра
Камчатка. 1975 год.
Вообще-то, берега океана обрывисты и скалисты. Волны прибоя и бесконечные смены приливов и отливов вырабатывают в вулканических породах самые причудливые формы: гроты, арки, столбы, среди которых почти не поддающиеся воде гранитные скалы образуют фантастические замки и крепости. Как правило, это обиталище птичьих базаров. Чайки, бакланы, кайры, чистики кружат здесь тучами. Часто, идя по берегу, мы видели стада морских нерп и сивучей, которых, кажется, привлекало больше не поиски рыбы, а любопытство. Но, пожалуй, самыми любопытными оказались местные суслики, так называемые, евражки. Они постоянно сопровождали нас, где бы мы ни шли, причем в низких местах, где много травы, они более пугливы и чаще замыкаются в своих забитых кормом норах. А вот в горах, на высоте, где с кормом похуже, они чрезвычайно общительны. К примеру, в приюте вулкана Бурлящий мы сдружились с целым десятком евражек, а с одним я так поладил, что мы ели с ним из одной чашки.

Ну, конечно, самое удивительное на Камчатке – это обилие медведей. Мы постоянно встречали их самые свежие следы везде, начиная от жилых поселков и кончая горными перевалами. По этим следам мы поняли, что питаются они в эту пору в основном ягодами, в частности рябиной, которая здесь очень крупная, сочная и низкорослая. Шатаются они и по тропам, чаще по берегам рек и речек, где ловят и подбирают рыбу. Кстати, после нереста кета, например, теряет всесилие и погибает, а это лакомство для медведей. У медведя на Камчатке нет врагов, он здесь хозяин, нет, кроме, быть может, самой земли. Нынешним летом здесь произошел весьма поучительный случай, который до конца не объяснен. При переходе Долины гейзеров мы вдруг узнали, что верхняя тропа, обходящая Долину вблизи вулкана Кихпиныч закрыта. Оказывается, в начале лета, в непосредственной близи от дневной стоянки туристов, у тропы обнаружили мертвого медведя и ворону. Большого значения этому не придали. Однако через месяц обнаружили здесь сразу же пять дохлых медведей и рысь. Еще через месяц – одного мертвого медведя. Тропу закрыли до выяснения причин, запретили пить воду из реки Гейзерной, но, похоже, причина заключается в выбросе ядовитых газов. Как говорится, следствие продолжается.

Сытые медведи в осеннее-летнюю пору не опасны и пугливы. Мы хохотали до слез, когда удирала от нас медведица с двумя медвежатами. Глядя на нее поверишь, что сто метров медведь пробегает за пять секунд, такими мощными прыжками она уходила. Медвежата же не поспевали за ней, тогда она их так поддала лапой, что они вылетели далеко вперед в кусты и замерли там. А за ней мы наблюдали еще долго. Километра два она еще бежала, пока переплыв реку не скрылась из виду. Медвежата же ничем себя не выдавали. Вот это послушание, не то что человеческие чада.

Только на Камчатке туристам дают такие необычные предостережения: не оставлять на ночлеге никаких следов еды на посуде и не класть под голову рюкзаки с продуктами, включая и консервные банки, потому что вполне возможно, что придет медведь и учуяв запах, будет пытаться достать лапой то, что его заинтересует. И уж конечно, брезент палатки, рюкзак, а заодно и голова туриста не помеха для мощной когтистой лапы. Вся беда в том, что медведь раз отведав вареной еды, например каши, уже запоминает это на всю жизнь и мечтает об этом.
Рассказ о пешем походе по Камчатке. 1975 год. Камчатский краМы слышали, что в районе Долины гейзеров, между приютами вулкана Узон и рекой Шумной, ходит такая медведица по имени Светка. Однако, мы уже выходили из Долины и никак не могли ее увидеть. Однажды мы остановились на дневной привал, почти под самым перевалом из Долины гейзеров, на ручье выбивающем прямо из земли и решили перекусить с холодной водицей. Достали сахар, конфеты, печенье и не торопясь откушивали. Притомленные длительным подъемом, мы сначала молча сосредоточенно жевали а потом перекусив, стали потихоньку укладываться. Уж не помню кто, кажется Дима Горбунов, воскликнул: «Так ведь это медведь!». «Где?» - все засуетились. Метрах в 15 от нас, около кустов, на задних лапах, как говорится, на дыбах, стояла рыжая медведица. Рядом с ней также стоял черный, круглый, величиной с теленка, медвежонок. Оцепенение продолжалось одно мгновение, все схватились за фото и киноаппараты. Только и слышалось: «Тише, тише, а то спугнете». Медведица же вела себя довольно спокойно, лишь поводила носом, принюхиваясь, вероятно, к хлебному запаху. И тогда мы поняли все, да ведь это же Светка с мишкой. Она подпустила нас совсем близко, но инструктор предупредил нас: ни в коем случае ее не прикармливать. Ее пришлось отогнать, она скрылась в кустарнике. На другой день она пришла к нам в приют на вулкане Узон. Там встреча была более занятной. Девчата купались в Банном озере одни и поэтому разделись немножко больше чем положено. А Светка с медвежонком подошли и стали перебирать их одежду. Другие женщины, наверное, утонули бы от испуга, но только не наши. Валя Маркова мужественно отгоняла их полотенцем. Они немного отступили, а потом заинтересовавшись полотенцем встали на дыбы и с любопытством на него поглядывали. Мы кричали, чтоб не трогать их, но инструктор, чего-то опасаясь, отогнал Светку лопатой за речку. Самое интересное было в том, что пока они были на территории лагеря, Светка лениво убегала, но когда переплыла речку, это было уже за территорией лагеря, Светка встала на дыбы и издала истинно медвежий рык, сказав, вероятно: «Хватит, это уже моя территория». И пришлось отступить. В этот день мы узнали, что пришло указание и разрешение на отстрел Светки вместе с ее сыном. Таким образом, мы видели их в последний раз. История Светки печальна. Ее мать Машка, также жила рядом с людьми. Баловство ее уже приводило к разорению целых складов. Она вспарывала палатки и приводила в недоумение, восторг и смятение спящих туристов. Поведение ее становилось все более нахальным и ее застрелили. Мы видели диапозитивы, где Машка сфотографирована за минуту до смерти. Она так доверчиво смотрит на людей, что просто до слез жалко зверя. Ведь сам человек ее избаловал и сам же убивает. Ее медвежонка Светку оставили жить, ее старались держать подальше от людей, но все равно она к ним тянулась и вот теперь пришел ее черед. Ее будут убивать уже вместе с мишкой, при одном взгляде на которого девчата умилялись до слез. Мы постарались их запечатлеть.

Только в реках Камчатки, пожалуй, можно увидеть столько рыбы. Я не оговорился, именно увидеть. Я не имею в виду периоды, когда идет сплошным потоком на нерест кета, горбуша. Все это не раз мы видели в кинофильмах о Камчатке. Но вот когда смотришь в прозрачную как хрусталь воду и видишь там множество громадных гольцов с крапинками на боках, эту, своего рода, гигантскую форель, поверьте, это оставляет в душе неизгладимое впечатление. Видели мы и гибнущих, после нереста лососевых, а местами над ними уже стайками  кружились их мальки, ради которых они отдали свою жизнь. Таков неумолимый закон природы.

Особенно много рыбы в районе водопадов, которые сами по себе оставляют неизгладимое впечатление. Камчатские водопады очень мощные, поскольку реки здесь еще не успели перепилить все преграды на своем пути, ведь они только рождаются, прокладывая свои русла в недавних лавовых потоках. Например река Карымка, вытекающая из Карымского озера, на длине в 10 километров, имеет 6 водопадов, высотой от 5 до 30 метров. Ни о каких сплавах по такой реке думать не приходится. Долины ручьев здесь тоже, как правило, узкие и труднопроходимые.

Про весь животный мир Камчатки рассказать невозможно, но вот что необычно, так это то, что на Камчатке совершенно нет змей и ядовитых насекомых, хотя комаров и гнуса предостаточно.

Богатый океан, вообще-то он холодный и зона прилива и отлива относительно бедна, но в глубинах его столько добра. Нам приходилось видеть уловы, которые привозят на сейнерах рыбаки. Какая рыба, какие крабы! Одного краба размером более полуметра мы, расчленив, еле втолкали в ведро, а сварив, попробовали ощутимые кусочки все 30 человек. Я убедился воочию, что в здешних местах, как еще знал по школьным учебникам, обитают крабы размером до 3 метров, это весьма возможно.

Мы прошли по Камчатке около 300 километров, но посмотрели только очень маленькие ее кусочек в районе Кроноцкого заповедника и еще дней 10 жили на берегу океана. И все-таки, мы достаточно хорошо с ней познакомились и полюбили эту необычную землю, о которой так хорошо рассказал Витя Горопашный, когда мы стояли на берегу большого озера вулкана Узон и смотрели, как плавают огромные глыбы вулканической пемзы: «Странная эта земля, где дерево тонет, а камни плавают, да, странная и прекрасная земля Камчатка».

Если хоть сколько-нибудь из сказанного вам удалось уловить своеобразие и необычность этого далекого края, тогда мы ходили по ней не напрасно.

Мы уплывали теплоходом великим Тихим океаном, который, безусловно, является главной достопримечательностью, необычностью, главным украшением Камчатки. На него можно смотреть бесконечно и оно прекрасно в любом своем состоянии. Пусть оно волнуется, томится в затишье или бушует. И он очень богат этот океан. Невдалеке от корабля, разрезая мощными плавниками воду, резвились две касатки. Вдруг необычный шум привлек внимание – за борт летели громадные контейнеры с корабельным мусором. И мне почему-то сразу представились десятки тысяч кораблей, бороздящих океан, во много раз больших, чем наш и сколько же сейчас они выбрасывают мусора в эти многострадальные волны? Пока океан терпит, но если так будет продолжаться, то даже океан может не выдержать. Будем надеяться, что человечество не допустит загрязнения океана – колыбели жизни на земле и главного ее украшения. Вот такие грустные мысли пришли ко мне, когда я смотрел на подернутые дымкой, удаляющиеся, скалистые берега, заснеженные цепи гор с правильными конусами вулканов и видимо мне было очень грустно расставаться с этой необычной землей, тем более, что я ее, вероятно, больше никогда не увижу, но тепло, которое сохранит в себе каждый, кто там побывал. 

Комментариев нет :

Отправка комментария